Диджей Paul van Dyk: Каждый из нас – результат собственного уникального опыта

10 апреля в клубе Space Moscow выступит Paul Van Dyk, культовый трансовый диджей конца 1990-х и нулевых. Накануне столичного концерта корреспондент M24.ru пообщался с Полом и узнал, каким будет его новый альбом, за что жителю ГДР стоит поблагодарить Берлинскую стену и закончится ли когда-нибудь популярность электронной музыки.

Paul van Dyk – немецкий музыкант и продюсер. Пауль Маттиас (настоящее имя артиста) дебютировал в 1991 году в легендарном берлинском клубе Tresor. Является лауреатом премии Grammy и "Человеком года" по мнению журнала Mixmag.

5 мая у Пола выйдет альбом The Politics of Dancing 3 c 14 новыми треками, записанными с Aly & Fila, Джузеппе Оттавиани.

– Привет, Пол! Расскажи, в чем особенность твоего московского сета?

– Шоу будет, по большей части, определено музыкой с нового альбома The Politics Of Dancing 3. Последние пять лет я, как правило, делаю из своих шоу скорее живые концертные выступления, чем обычные dj-сеты.

Установка, которую я использую – наполовину студийная, наполовину клубная, а сценическое оборудование позволяет играть многие элементы треков вживую. Благодаря технике два моих шоу никогда не бывают одинаковым – что позволяет им не надоедать ни аудитории, ни мне самому.

– Ну и, конечно, визуальные эффекты?

– Безусловно. Построенные вокруг альбома The Politics Of Dancing 3. Москва и Екатеринбург станут одними из первых городов, которые увидят это шоу!

– Расскажи поподробней о The Politics Of Dancing 3. Что это за альбом, в чем его отличие от твоих прошлых работ?

– Прошло десять лет с выхода предыдущей пластинки Politics Of Dancing. Теперь музыкальная индустрия работает совсем не так, как тогда. В наши дни ты уже не можешь получить треки месяцев за шесть до их выхода – авансом, чтобы сделать ремиксы. А десять и больше лет назад все было именно так.

Так что вместо того, чтобы искать, чьи композиции замиксовать, я записал совместные треки с теми музыкантами, на работы которых мог бы сделать ремиксы. Альбом получился более творческим, разносторонним, во многом благодаря сотрудничеству с коллегами. Это будет совсем иной опыт для слушателя.

– А как ты выбираешь артистов для сотрудничества?

– На Politics 3 можно услышать многих музыкантов, которые, по сути, являются членами расширившейся семьи VANDIT (независимый лейбл звукозаписи, основанный в 2000 году Полом – примечание M24.ru). В записи приняли участие отличные продюсеры, с которыми я давно хотел поработать. Для них POD3 стал отличной возможностью для профессионального развития.

В общем, на релизе – такие люди, как Ummet Ozcan, Aly & Fila, Roger Shah & Giuseppe Ottaviani, певцы и авторы песен Sue McLaren, Betsie Larkin, Tricia McTeague & Fisher и другие, а также молодые продюсерские таланты Genix, Jordan Suckley, Las Salinas.

– На твой взгляд, сегодня электронная танцевальная музыка – это часть музыкального мейнстрима?

– Зависит от того, что понимать под словом "мейнстрим". Термин, все-таки, достаточно двусмысленный. Если говорить о мейнстриме как о музыке бьющей рекорды поп-чартов и играющей на радио в прайм-там, то, мне кажется, электронная музыка уже лет 25 соответствует этой теме.

Если вопрос в том, насколько конкретно электронная танцевальная музыка со всем ее многообразием стилей и тонов, захвативших мир, вписывается в термин "мейнстрим", то тут для меня все просто. Сегодня я вижу электронную танцевальную музыку достаточно прозрачно. Я слышу трек и понимаю, что он собой представляет: электронную танцевальную музыку или электронную поп-музыку. К первой я испытываю большое уважение, к последней – куда меньшее.

– Какое будущее у электронной танцевальной музыки и что случится, когда ее популярность пойдет на убыль?

– Мне кажется, вопрос в том, когда она пойдет на убыль. В 2016 исполнится 30 лет с того момента, когда в Чикаго были записаны первые house-треки. С тех самых пор эта музыка находится в центре внимания. Но благодаря тому, что технологии, которые двигают ее вперед, постоянно меняются и улучшаются, эволюция звука может, теоретически, продолжаться вечно.

– Ты вырос на востоке Берлина, в ГДР...

– Тогда у руля стояло коммунистическое правительство, и времена были гнетущее. Заниматься музыкой, собирать виниловые пластинки было практически невозможно. Если честно, первую запись, которая у меня появилась, контрабандой привезла в Восточную Германию моя бабушка, ездившая в западную часть страны.

Если в жизни за стеной и было что-то позитивное, так это то, что, когда она упала, мне удалось понять, что такое личная свобода.

– Ты не жалеешь о том, что родился не в той части Берлина?

– Нет, и в первую очередь потому, что сожаление не может ни на что повлиять. Как я уже сказал, я много чего не любил в жизни в Восточном Берлине. Но последовавшая после падения стены свобода от групповой несвободы, пожалуй, отлично простимулировала меня. Мне было, с чем сравнивать свою новую жизнь. Из страны очень ограниченных возможностей я попал в место, где, как мне показалось, было возможно все! Ну или почти все.

Каждый из нас – результат собственного уникального опыта. И жизнь за стеной оказала глубочайший эффект на мой собственный опыт.

– Как ты бы описал разницу между молодым Полом, который только начал заниматься музыкой, и Полом, который выходит на сцену сегодня?

– Так же, как большинство тех людей моего возраста, которые долгое время профессионально занимаются какой-либо работой. Наверное, ощущение изменения можно описать фразой "Если бы я тогда знал то, что знаю сейчас!".

– Что сейчас происходит на немецкой электронной музыкальной сцене?

– С ней все отлично, по крайней мере, в Берлине, где я живу. За последние четыре года (или около того) клубы типа Berghain и Watergate стали центрами электронной музыки.

Я делаю и собственные эвенты в Берлине, например, летний фестиваль We Are One и водное шоу Aquanario, которое скоро пройдет в аэропорте Темпельхоф. Наверное, ни в каком другом месте я бы это событие не смог провести.

– Я знаю, что некоторые треки ты пишешь в дороге. Путешествия для тебя – источник вдохновения?

– В каком-то смысле да. Хотя, наверное, не главный. Основной источник вдохновения для меня – поклонники. Музыканты и диджеи делают музыку, чтобы приводить людей в движение. Играют, чтобы представить эту музыку аудитории. Люди отвечают на это, побуждая музыкантов и диджеев писать и играть вновь и вновь. Это кольцевая и абсолютно взаимная реакция, которая и порождает, я уверен, вечное движение. Всех сортов.

Московский концерт Пола состоится 10 апреля в Space Moscow.

Начало – в 22.00, вход – от 1200 рублей.

Комментировать новость